Амос Оз. Иуда

Еврейская проза для меня была и остается темным углом, куда я не стремлюсь, традиционно предпочитая быть в компании английской литературы. А тут среди новинок прошлого года, прокомментированных Анастасией Завозовой, оказался Амос Оз со своей новой книжкой. (Я стараюсь читать все из рекомендаций Завозовой, потому что не могу не верить человеку, открывшему для меня Диккенса.) Уже прочитав когда-то «Семь тучных лет» Этгара Керета, которые были живо и смешно написаны, я рискнула с Озом. Однако Оз с его Иерусалимом, наполненным бредущими со склоненными головами сквозь реку жизни героями, конечно, оказался, в моем представлении, ближе к Орхану Памуку с его Стамбулом, наполненным фесками и переживаниями.

Удивительно, как книга, не тоненькая и совсем не развлекающая читателя бурным сюжетом, оказывается увлекательной настолько, что зависаешь с ней ничуть не хуже, чем с забористым экшоном. Весь сюжет можно описать буквально одним предложением – студент, бросивший учебу и брошенный любимой, устраивается работать компаньонкой в старый иерусалимский дом, где проживает загадочная красивая женщина и ветхий обезображенный интеллектуал. Но Оз обладает каким-то совершенно невероятным умением описывать и говорить через героев одним абзацем на несколько страниц так, что все в книге для тебя как живое.

И этот затаивший дыхание ночной Иерусалим, в котором тишина прерывается патрулирующей полицией и вопросами военных. И венгерское кафе с обязательным супом на обед. И дом с постоянно открытыми воротами, за которым прячется вымощенный плиткой дворик с колодцем. И старик, который любит разглагольствовать и спорить, используя весь свой огромный багаж знаний, но так боится говорить о самом главном. И одинокая женщина, которая притягивает своей красотой и тайной юных студентов, но давно спряталась от мира внутри себя. И сам студент, такой неуклюжий, но трогательный, косматый, пахнущий тальком, вечно в студенческом пальто с крупными деревянными пуговицами, застегивавшимися на веревочные петельки, пытающийся разгадать загадку Иуды.

Когда дочитываешь «Иуду», оказывается, что эта книга о большом с исторической и человеческой точки зрения, но без крика в лицо, а рассказанная спокойно и тревожно, как будто просто вспомнили за чашкой чая в вечернем Иерусалиме, как оно бывает, когда ты еврей, живущий в кровавом арабо-еврейском конфликте, или, когда ты еврей, живущий в христианском мире, который помнит, кто распял Христа.