Элеанор Каттон. Светила

Букеровская премия для меня всегда как яркий неоновый маркер «обязательно к прочтению». Если лауреат еще и размером с два кирпича (а «Светила» были в тот год как «Самое большое произведение, которое выиграло Букер»), то уже предвкушаешь, как припадешь к хорошей истории не на один вечер, а чтоб на несколько и сразу с добавкой. Поэтому я старательно терпела, чтобы читать не в электронной версии, а в бумажной, несмотря на то, что зарубежные книжные кирпичи у нас стоят как какая-то пусть и маленькая, но часть самолета.

 

История начинается с того, что в дождливый вечер на новозеландский берег XIX века, в город золотоискателей, прибывает английский джентльмен в поисках возможностей обогатиться. Заселяется Уолтер Мади в непрезентабельную гостиницу и там у камина обнаруживает странную компанию в числе двенадцати человек (владельца золотых приисков, аборигена-добытчика нефрита, банковского служащего, издателя местной газеты, отельера, златокузнеца, владельца опиумной курильни, комиссионера, аптекаря, владельца транспортно-судоходной компании, секретаря суда и тюремного капеллана), которая, при появлении новенького, старательно делает вид, что «я не я, вроде не моя», а потом признается, что собрались обсудить главную тему для разговоров всех жителей городка – смерть старого бедного отшельника-старателя и внезапную находку в его хижине. Ко всем странностям последних событий (в том числе необычного поведения местной проститутки, загадочной пропажи самого богатого золотоискателя, подозрительного золотого клада в хижине бедного старателя), которые подытоживает этот честной народ, новый гость тоже может прибавить, что слышал странные пугающие звуки глубоко в трюме прибывшей шхуны.

 

Самую большую ошибку можно допустить, если взяться за эту книгу с ожиданием детектива, ну или если вы в принципе любитель побыстрее и погорячее. Потому что «Светила», при наличии смерти, исчезновений и стараний героев раскрутить этот клубок, больше не про попытки быть мисс Марпл или запилить лихой экшон, а про то, что неторопливый Диккенс и теплый пледик актуальны во все времена. Неторопливого Диккенса напоминают даже заглавия глав, в духе «Глава, в которой…».

 

Так что история разворачивается постепенно, ничья сторона не обделена, героев много и о каждом сказано столько, чтобы обязательно раскрыть его перед читателем. Там много всего того, что так дорого любителям викторианской и неовикторианской литературы, причем выписанного с полной щедростью писательской души, не побоявшейся оскорбить кого-то длинными диалогами или длинными выпуклыми описаниями мест или характеров – интерьеры и их углы, освещенные газовыми рожками, большие тяжелые платья, спиритические сеансы, опиумные трубки, небольшие улочки старательского города и палатки на месторождениях, заливаемые дождями, выброшенные на берег суда, вдовушки и капитаны, страдания невинных душ и их любовь, и конечно же торжество справедливости.